Культовой ленте "Тени забытых предков" исполняется 50 лет

418
Культовой ленте

Гуцульское село Криворивня, на Ивано-Франковщине, в этом году является Меккой для украинских киноманов. 50 лет назад сюда приехал армянский режиссер Сергей Параджанов со своими единомышленниками и начал снимать фильм "Тени забытых предков". Ленте было суждено стать легендой.

39 международных наград в 21 стране мира - такое признание Украинская лента получила в мире. А родился этот киношедевр в Карпатах, там, где когда-то, в 1911 году, одноименную повесть написал Михаил Коцюбинский.

Сейчас в городке Верховине как огромную реликвию местные оберегают дом, где на время съемок ленты жил Сергей Параджанов. Теперь там - музей фильма. Жители вспоминают, армянскому режиссеру предложили жить в гостинице, но он категорически отказался.

"Режиссер познакомился с хозяином Петром Сорюковым и тот пригласил его в гости в свою усадьбу. Жена Петра угостила Сергея Параджанова и только за столом он начал рассказывать, что приехал снимать кино, что он - режиссер, и очень хотел бы пожить в их семье, увидеть своими глазами, как живут, какой у них ежедневный труд. Семья Сорюков недолго думала и сказала: "ночуйте и поживите в нашей комнате"", - рассказывает экскурсовод музея фильма "Тени забытых предков" Галина Мокан.

У гуцулов остались очень теплые воспоминания о Параджанове. По словам Галины Мокан: "Режиссер обожал местный колорит и гуцулов. Он прекрасно влился в эту среду. Он, как говорила одна из женщин, превратился в гуцула, потому что ходил в рубашках с мелкого полотна, ел те же блюда, что и хозяева дома. Когда были какие-то забавы, то все женщины хотели, чтобы Сергей взял на танец. Потому что он умел хорошо танцевать танец "Гуцулка".

Горцы говорят, что режиссер безумно влюбился в молодую гуцулку Анничку, даже предлагал ей руку и сердце. Заглядывались девушки и на красавца актера Ивана Миколайчука. Артисты больше общались с местными, чтобы перенять их манеры. Актер Спартак Багашвили даже ходил к мольфару, чтобы перевоплотиться в него на экране.

Большинство кадров сняли в доме-гражде в селе Криворивня. Ее местные сохранили по сей день. Когда-то хижина принадлежала Прасковье Харук, знакомой Ивана Франко.

"Эта женщина имела уже 102 года, когда здесь снимали "Тени забытых предков". Параджанов вспоминал, что бабушка в то время была еще такая оживленная и все время вмешивалась, чтобы в ленте было все по-гуцульски", - рассказала смотритель музея "Гуцульская гражда" Василиса Зеленчук.

Хата режиссеру подошла, потому что была запущена, а по сценарию, Иван Палийчук был бедным парнем. Кое-что от съемок сохранили до наших дней: кровать, где любил отдыхать актер Иван Миколайчук, скамьи, крестьянский инвентарь.

В массовых сценах принимали участие более 60 местных жителей. Некоторые из гуцулов даже ездили в Киев, на киностудию имени Александра Довженко, озвучивали фрагменты, чтобы воспроизвести настоящий гуцульский говор. Сергей Параджанов платил гуцулам за участие в ленте по 10 рублей в день.

Криворивнянка Мария Потяк вспоминает, как снималась в кино. Тогда ей было 11 лет. В ленте Мария имела эпизодическую роль - выглядывала жениха Ивана, который шел сватался к Палагне.

"Мы, дети, стояли вокруг съемочной площадки и заглядывали, всем очень было интересно. Вдруг вышла какая-то женщина и сказала: кто из девочек хочет сняться в фильме? Все дети испугались, а я нет. Тогда меня загримировали, заплели цветы в волосы. Я лезла на лестницу и оттуда кричала: идет (жених к невесте)", - рассказывает Мария Потяк.

А вот Мария Коржук помнит больше, потому что в то время ей было 16 лет. Мария играла роль женщины-плакальщицы.

"У реки, когда там утонула Маричка, мы все держали плакаты. Наша односельчанка Илийчучка очень умела приповидаты. Приповидаты - это значит плакать и говорить. Похоронные оплакивания когда-то были настоящим искусством", - вспоминает Мария Коржук.

Гуцулы весьма гордятся действительно оберегают память о фильме "Тени забытых предков" и их создателях. Только благодаря местным, в таком глобальном мире, еще сохранился уголок, который дышит историей и фольклором, который до сих пор помнит Михаила Коцюбинского, Сергея Параджанова, Ивана Миколайчука и вечную историю о непримиримом роде Палийчуков и Гутенюков.


Наверх